?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В своей последней статье: ««Гуманные» детоприёмники антигуманизма. Начало расчеловечивания общества» я размышляла в поисках ответов на два следующих вопроса, касающихся внедрения бэби-боксов:
1. Кому и зачем понадобились неучтённые нигде дети, не стоящие на контроле государства?
2. Зачем так важно внедрение анонимности в сам процесс отказа от детей?


В своих суждениях, я пришла к выводу, что заявленной цели: «спасение детей от смерти» детоприёмники не выполняют, а сам этот лозунг является маской для прикрытия истинных целей, о которых вслух пока говорить не прилично. Но наглое и упорное внедрение бэби-боксов  заставило задуматься и об этих истинных целях,  которые можно охарактеризовать следующими ужасными выводами:
- Детоприёмники нужны для современного потребительского сообщества, чтобы отказ от детей стал комфортным и удобным для каждого его представителя, поощрялся, а уж тем более не осуждался этим обществом.
- А также чтобы дать возможность этому обществу распоряжаться детьми, как обычной вещью, которую можно либо купить, либо продать, либо использовать в своих целях, либо выкинуть за ненадобностью.
- В конце статьи я пришла к тому, что выявленные цели приводят к расчеловечиванию общества.

Но то были мои размышления, основанные на наблюдении за тем, как и кем, ведётся процесс внедрения в общество детоприёмников, что об этом говорят обычные люди, выступающие за их внедрение и т.д. В этой же статье, хочу показать, как  это выстраивается, на конкретных фактах.


Итак, 6 июля на площадке Совета Федерации прошел «круглый стол» комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству и комиссии Общественной палаты РФ по поддержке семьи, детства и материнства. Его тема – «Окна жизни» (бэби-боксы) как механизм реализации конституционного права на жизнь». Трансляция выложена на телеканале Совета Федерации "ВМЕСТЕ-РФ".

Своими впечатлениями уже поделились мои товарищи, посетившие это мероприятие:

1. Круглая манипуляция (О «круглом столе» по «беби-боксам» в Совете Федерации)
2. В Совете Федерации обсуждали что девушкам в голову пришло

Для себя я отметила несколько странных моментов:

1.   Выбор площадки «круглого стола» – Совет Федерации. То есть инициаторы этого мероприятия задумывали таким образом придать ему значимость уровня Совета Федерации. Возможно, полагая, что на этой встрече будет сильна именно та позиция, которая для организаторов представляет интерес, и что это поможет дальнейшему продвижению этих их интересов.

2.  Интерес организаторов. Самым главным на мероприятии выступил Константин Эдуардович Добрынин, он выполнял функцию модератора.

Добрынин - российский политический и общественный деятель, член Совета Федерации ФС от Архангельской области. Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству.
Хоть должность модератора отчасти подразумевает непредвзятость, но Константин Эдуардович откинул все предрассудки и с головой ушёл в защиту анонимных детоприёмников, а порой прибегал к наглым манипуляциям и оскорбительным кривляниям в адрес оппонентов…
К примеру, выступала Литвинова Тамара Александровна, уполномоченная  по правам ребенка в Ленинградской области. Она рассказала, что бэби-боксы в её регионе оказались  не нужны и их закрыли. А всё потому, что там  проводят грамотную и эффективную программу поддержки семьи, материнства и детства,  и поэтому необходимость  в этих коробках отсутствует. Она подчеркнула, что именно такой подход сможет решить проблему убийства матерями детей по всей стране, а не ящики для анонимного выкидывания детей. На это наш не предвзятый модератор разразился то ли угрозами в адрес уполномоченной, то ли оскорблениями, в общем, он назвал это советом: «Когда, не дай Бог, будет найден еще труп ребенка, я вам советую посмотреть, как это происходит на месте, когда это достают. Когда половинку лопаты втыкают в землю и вот половинки лопаты достаточно, чтобы пошел запах. Чтобы вы понимали, как это происходит, может быть тогда у вас немножко измениться понимание правовой конструкции. Опять же, может быть, а может быть, и нет».

Добрынин встревал практически после каждого выступления, расхваливая защитников детоприёпников, и необоснованно глумясь над противниками. То есть мероприятие было заточено для одобрения инициативы внедрения бэби-боксов.
А это значит, что и выбор площадки и явный интерес организаторов состоял в том, чтобы продвинуть тему бэби-боксов на законодательный уровень, то есть поскорее внедрить это нововведение в нашей стране.

3. Последующее освещение мероприятия. Посмотрев всю трансляцию, и даже не пребывая в зале, я вижу, что большинство присутствующих против детоприёмников. Однако, после, на том же сайте телеканала "ВМЕСТЕ-РФ" был выложен однобокий ролик «В Совете Федерации обсудили правовое применение бэби-боксов»,  где однозначно было заявлено, что: «По мнению большинства экспертов, бэби-боксы уже сейчас могут стать механизмом конституционного права на жизнь».
О каком большинстве экспертов сказала ведущая не понятно. Я не поленилась и посчитала позиции всех выступивших на этом  круглом столе.
Вот что вышло: из 23 выступивших, как с докладами, так и из зала всего 9 человек были за бэби-боксы, 12 – против, а двое высказались нейтрально. А в целом зал поддерживал позицию противников, так, например, всем понравилась шутка Людмилы Виноградовой о необходимости внедрения «олдбоксов» для ненужных стариков.

Но зачем же на таком уважаемом ресурсе подобная манипуляция с подменой позиции большинства, которые якобы за бэби-боксы, если каждый может лично убедиться, что это ложь, просмотрев трансляцию?

Это собственно, всё, что я хотела отдельно отметить, а потому перехожу к заявленной мной вначале теме.

Итак, я не зря поделилась фактурой проведения данного «круглого стола», потому как именно он даёт новые подтверждения моим размышлениям: кому и зачем нужны неучтённые дети и зачем нужна при этом анонимность.
Очень развёрнуто в этом плане выступила Мария Рачиевна Мамиконян:


«Система с бэби-боксами порождает такие возможные риски криминала, которые лежат ну просто на поверхности, они очевидны, ими тут же воспользуются. Мы живём в рыночном обществе, и мы прекрасно понимаем, что спрос порождает предложение. Если есть сейчас рынок детей, а он есть. И это совсем не обязательно рынок трансплантации органов. Давайте не будем говорить об этом, хотя это тоже есть. Чтобы нас не обвинили в торговле страхом. Давайте скажем о другом, у нас есть семьи без детей, в том числе законодательно утверждённые  уже фактически в огромном большинстве чуть ли не подавляющем стран. Семьи априорно бездетные, однополые семьи. Но они хотят иметь детей, и значит, есть рынок детей. Откуда будут браться эти дети? Очень легко брать детей из этой самой «Колыбели надежды»…»

И с этими опасениями нельзя не согласиться, тем более, что опыт использования детоприёмников за рубежом показывает, что даже в Германии потерян след каждого пятого ребёнка, подкинутого в бэби-бокс.

Но смотрим дальше. По странному и наверное совершенно не случайному стечению обстоятельств, тот самый наглый модератор Добрынин, защитник детоприёмников - оказался ещё и лоббистом легализации однополых браков… Тех самых, которые и создают спрос на рынок детей. Совпадение?

Вот о чём повествует Интерфаксу Константин Эдуардович:
«Для России важно не отворачиваться от реалий времени и не впадать в бородатое и дремучее гееборчество, а попытаться найти ту правовую форму, которая обеспечит общественный баланс по этой теме между консервативной частью общества и всеми остальными. На какой-то период времени оптимальной формулой, которая у нас в стране могла бы иметь место и сработать, не вызывая агрессии, может стать формула «не спрашивай - не говори».
Самое важное - это немедленно снизить накал агрессии по отношению к меньшинствам, так как люди, которые борются с ними, должны понимать, что их неистовая борьба вызывает противодействие и чем больше будет гееборцев - тем больше будет борцов за права геев, чем острее будут формы борьбы - тем сильнее будет защита от нее.»


Тут Добрынин идёт проторенной дорожкой, по которой прошли уже США, предлагая поэтапно шаг за шагом принимать меры, которые внедрят в наше общество принятие извращений, как норму, а заодно своих противников он определяет термином «дремучее гееборчество». Финал пути борьбы за права ЛГБТ – это разрешение извращенцам усыновлять детей. В некоторых странах уже дошли до конца.



Итак, мы видим интересанта, борющегося за права в России разных извращенцев, которым собственно и будут нужны те самые неучтённые дети из бэби-боксов. А пока эти дети нужны таким семьям за рубежом.

Вспоминается ещё один момент, когда руководитель проекта «Колыбель надежды» Елена Котова поделилась, что её проект с бэби-боксами – это не что иное, как социальное предпринимательство.

Елена Котова об этом говорит: «Вроде и зарабатываешь, и дело благое делаешь». То есть, здесь мы видим предпринимателя, интерес которого получение прибыли.

Ну что же, вот такая схема получается:

Хочу напомнить предложенную мной схему в прошлой статье:

Схема увеличится по клику

То есть мы видим в этой схеме подтверждение, выявленное выше, наличия  рынка детей, спроса и предложения на них,  а также участие в этом бэби-боксов. Здесь дети становятся объектом торговли, а процесс отказа от детей через анонимность освобождается от дискомфорта осуждения обществом и личного чувства стыда, что стимулирует общество на лёгкий отказ от детей.

Есть ещё один момент, который также приоткрывает манипуляцию застрельщиков детоприёмников, который можно выявить из их выступлений на прошедшем «круглом столе». В последней схеме эта позиция названа: «Запустить необходимость внедрения бэби-боксов через маску беспокойства о наличии убийств младенцев маргинальными матерями».

Почти каждый выступивший из защитников бэби-боксов высказался, что детоприёмники устанавливаются, чтобы спасти детей от смерти от рук матери, однако при этом, часть из них утверждают, что в итоге подкидывают не убийцы, а обычные женщины, которые проявляют заботу о ребёнке, неся в бэби-боксы. Так что эта манипуляция с каждым их выступлением раскрывалась абсолютно.
Приведу пример. Одной из последних защитниц детоприёмников выступала акушер - гинеколог роддома в Люберцах Мельник Татьяна Николаевна, которая вот так оправдывала бэби-боксы: «Я согласна с теми нашими коллегами, которые говорят о том, что каждая жизнь дорога. Любая спасённая жизнь, она стоит многого… В нашем районе мы сделали единственный на Московскую область и на город Москву  бэби-бокс. Он работает у нас с конца 13 года. По сегодняшний день в бэби-бокс было положено 13 детей… Что касается тех мамочек, что кладут ребёнка в бэби-бокс, я согласна с выступающими, – это не те мамочки, которые убьют детей и закопают где-то или бросят куда-то в помойную яму. Это те мамочки, которые не смогут никогда этого сделать. Они принесут его в лечебное учреждение, зная заведомо, что там об этом ребёнке побеспокоятся, этого ребёнка заберут, этим ребёнком займётся наше государство...»

Ну что, всё понятно, как говориться, маски сняты. Мы наглядно видим, что защитники, бэби-боксов, использующие эти ящики в своей работе уже несколько лет, признают, что они не для убийц детей, хоть и манипулируют абстрактной темой спасения жизни. Мы видим интересантов, которым надо обеспечить рынок, массово сданными, в анонимные детоприёмники и неучтёнными государством детьми. Мы видим тех, кто на этом делает деньги, занимаясь так называемым социальным предпринимательством.
И всё это лежит на поверхности. Я ещё раз убеждаюсь, что бэби-боксы – это ящики для расчеловечивания общества.
В итоге заявленная тема круглого стола: «Окна жизни» (бэби-боксы) как механизм реализации конституционного права на жизнь» - по факту лжива. Тут впору говорить о бэби-боксах как элементе рынка неучтённых детей.

В заключение хочу сказать, что 12 июля в Москве прошёл II съезд Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление», посвященный отчету о двухлетней работе, концепции семейной политики и обсуждению проблем воспитания, образования и развития детей и молодежи.
Основной вопрос съезда — «Каким быть российскому образованию?»

На этом съезде наши товарищи также обсудили и тему внедрения бэби-боксов. И тут я абсолютно разделяю выводы сделанные Алексеем Мазуровым, что внедрение бэби-боксов - это проявление социальной войны: «Беби-боксы — это черная дыра для криминала, и главное тут — анонимность. Без этой анонимности эти ящики тем, кто их продвигает, не нужны. Организаторы этой системы хотят пойти еще дальше и предлагают создание клиник, где будут проводится анонимные роды. Сколько же, при таком раскладе, будет неучтенных новорожденных детей? Нужно бороться с первопричинами социального неблагополучия, а не со следствиями. Российская общественность требует, чтобы была правовая оценка происходящему».

Comments

7freiheit
Sep. 25th, 2015 11:56 am (UTC)
Зачем так легкомысленно обобщать?
Как-то странно читать эти злобные рассуждения! Ничем толком не подтвержденные.

Где статистика, аналитика, опросы, адекватные мнения?

Мои друзья воспитывают приемыша из детского дома крохотного города. Его спас социальный отдел. Ребенку было 7 месяцев.

На момент его усыновления через суд, его билог. мамашка была беременна уже следующим.
Ребенка целый год приводили в норму cпециалисты. Сейчас он чудесен.

Отнять от скудоумной мамашки можно вовремя, вместо того чтобы принять закон о стерилизции отказниц, обыватели троллят глупости.

А мамашка могла бы не портить ребенку жизнь с самого начала, если бы такой беби-бокс стоял при выходе из родильного дома.

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags


Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner