?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ровно 131 год назад, 27 марта 1886 года, в городе Уржум Вятской губернии родился Сергей Миронович Киров – профессиональный революционер, выдающийся деятель РКП (б).

В начале декабря 1934 года нашу Вятку (я живу в городе, названном в честь Сергея Мироновича – О.С.), как и весь Советский Союз, всколыхнула печальная весть: 1 декабря Киров погиб от руки убийцы.  Советский народ был потрясен смертью Кирова. Уже 2 декабря улицы Вятки собрали многочисленные митинги, проходившие несколько дней. Рабочие, молодежь, пожилые, коммунисты и беспартийные собирались вместе, чтобы почтить память погибшего товарища. Люди требовали увековечить память Сергея Мироновича Кирова.

Горком партии, выполняя волю рабочих, работниц, трудящихся города Вятки и района, обратился с ходатайством в ЦК партии и ЦИК Союза ССР о переименовании города Вятки в город Киров. В Москву была послана телеграмма: «Все городские организации, все рабочие, работницы и трудящиеся г. Вятки, Вятского железнодорожного узла на траурных собраниях, на 40-тысячной траурной демонстрации в связи с трагической гибелью товарища Сергея Мироновича Кирова от руки злодея-убийцы, подосланного классовыми врагами, решили просить ЦК партии и правительство переименовать город Вятку в город Киров.

В своих решениях все рабочие и трудящиеся города Вятки подчёркивают, что переименование города Вятки, куда царское правительство и его сатрапы ссылали революционеров, в город имени товарища Сергея Мироновича Кирова, выдающегося руководителя нашей партии, рабочего класса, непоколебимого ленинца, ближайшего соратника великого Сталина в борьбе за ленинизм, за дело рабочего класса, за торжество коммунизма, – налагает на нас исключительную ответственность.

Рабочие, работницы, все трудящиеся заверяют ЦК партии и правительство, что они будут с великой гордостью носить его имя и боевой работой, работой по-сталински, по-кировски оправдают с честью возлагаемую этим ответственность. Рабочие и трудящиеся просят ЦУ партии поддержать это ходатайство». Уже 5 декабря 1934 года ЦИК Союза ССР принял соответствующее постановление.

Сергей Миронович Киров завоевал народную любовь как неутомимый пропагандист идей коммунизма, талантливый оратор и вдохновитель, блестящий организатор.

Современник Кирова С.Левитин, слышавший его выступление в конце 1934 года, позже так писал об этом революционере и строителе советского государства: «Он владел удивительным ораторским искусством, в котором не было ничего нарочитого, отрепетированного, заранее придуманных приемов красноречия. Это было органическое проявление яркой революционной натуры идейно убежденного человека, талантливой, красивой личности». Народная любовь к Кирову, навсегда оставшаяся отличительной особенностью его биографии, коренилась в восприятии его личности как революционного таланта, ярко и убедительно расцветшего в представителе народных низов.

Сергей Костриков (настоящая фамилия Кирова) родился в небогатой мещанской семье. Он рано осиротел, и в 8 лет его отправили в дом призрения малолетних сирот. Отличная учеба и безупречное поведение дали ему возможность за счет земского общества продолжить учебу в Казанском низшем механико-техническом промышленном училище. Учебу в Казани Сергей начал в пятнадцать лет. Это были самые тяжелые годы в жизни подростка. Жил он впроголодь, часто случались голодные обмороки, болел, но упрямо работал, чтобы стать техником-механиком.

Трудная судьба человека, с детства познавшего нужду, подтолкнула Сергея на путь революционной борьбы. Его начали волновать несправедливость общественного устройства и социальные проблемы государства. В шестнадцать лет он писал из Казани своей учительнице в родной Уржум: «Здесь есть завод Крестовникова... рабочие работают день и ночь и круглый год без всяких праздников... зачем это один блаженствует, ни черта не делает, а другой никакого отдыха не знает и живет в страшной нужде. Почему это, как вы думаете?..»

Стоит напомнить, что город Уржум в начале века был одним из мест царской ссылки. Поэтому, приезжая в родной Уржум на каникулы, он знакомился с политическими ссыльными, общался и с передовыми рабочими, получал от них запрещенную литературу. В своей автобиографии Киров пишет: «По окончании училища стал достаточно определенным революционером с уклоном к социал-демократии».

В восемнадцать лет Сергей Костриков закончил Казанское училище и  получил заветный диплом. При этом среди трехсот питомцев училища выпускник Костриков находился в восьмерке лучших. Теперь молодой специалист планировал продолжить учебу в Томском технологическом институте и стать инженером. И в августе 1904 года юноша прибыл в Томск, где учился и работал до тех пор, пока его не захлестнула волна революции.  В этом же предреволюционном году Сергей Костриков вступил в ряды социал-демократов и принимал активное участие во всех революционных акциях. Тогда же он начал изучать запрещенную литературу, углубившись в труды Маркса и Ленина.

Будучи членом  большевистской группы Томского комитета РСДРП, Сергей Костриков  вместе с товарищами организовал подпольную типографию, где печатались антиправительственные листовки. В составе боевой дружины он участвовал в маевках и демонстрациях. Все это целиком захватило молодого большевика, в котором уже тогда начали проявляться качества энергичного организатора. Выступая на митингах, он показал себя пламенным пропагандистом идей Ленина и талантливым оратором.

Позднее, в 1921 году, в докладе на Учредительном съезде Советов Горской АССР, Киров так описывал те идеи социализма и коммунизма, за победу которых боролся всю свою жизнь: «Наступает новая эра, когда царство небесное строится здесь, на земле, созидается братская жизнь. Мы поставили Россию на верный и надежный путь, и, идя по нему, мы скоро получим подкрепление с разных сторон и, несомненно, победим. Многомиллионный трудящийся народ, вышедший на свободную социалистическую дорогу, не может, если бы даже и захотел, повернуть назад и надеть цепи рабства, которые с таким трудом разбил. Многомиллионный народ, открывший новые горизонты, как бы он ни устал, он хочет жить и радоваться, он идет к счастью, и ничто не ввергнет его в анархию. Этот народ первым вышел на путь великой борьбы и первым придет в царство социализма».

Право говорить от имени трудящегося и борющегося народа Сергей Костриков завоевал всей своей предыдущей трудной судьбой революционера. Работая в Томске в предреволюционный период, Сергей Костриков пережил три ареста. После третьего он был приговорен к заключению в крепости на один год и четыре месяца.

В тюрьме Сергей Костриков, как многие деятели революции, продолжил учебу. Неуемная жажда знаний, желание постичь мировую культуру, овладеть революционной теорией, заставляли его много и упорно заниматься самообразованием, читать художественную литературу, изучать немецкий язык. Намного позднее он скажет молодым комсомольцам: «Учиться коммунизму и овладеть всей суммой знаний, накопленных человечеством, везде и во всем, быть последовательным борцом за коммунизм, за чистоту ленинизма, за международную пролетарскую революцию - такова центральная задача ленинского комсомола в текущий период».

Молодой большевик был освобожден в июле 1908 года. Скрываясь от слежки, он вынужден был перебираться из города в город. В этих условиях Сергей с неослабевающей энергией вел партийную работу в Новосибирске, а затем в Иркутске. Спустя год большевистская подпольная типография в Томске была обнаружена властями, а Сергей Костриков как ее организатор вынужден был, по его собственному признанию, «бежать на Кавказ...» Так Киров «оказался во Владикавказе». Во Владикавказе Сергей получает паспорт на фамилию Миронова и устраивается на работу в либерально-буржуазную газету «Терек». Однако и там он продолжает нелегальную революционную деятельность.

Кстати, именно на страницах «Терека» впервые появляется подпись «С.Киров». Товарищи Сергея Мироновича рассказывали, что произошел этот псевдоним из настольного календаря, бывшего у него в доме. В календаре перечислялись имена христианских святых, среди которых был святой бессребреник Кир. Свояченица Кирова, С.Л. Маркус, считала, что в основу псевдонима легло имя древнеперсидского полководца. «Величайший полководец в подполье!» —  шутил Киров. Думал ли он тогда, что через несколько лет, защищая завоевания революции, сам станет полководцем-победителем?

Работая в «Тереке», Сергей Киров в своих статьях и памфлетах выступал с революционно-демократических антиправительственных позиций, бичевал порядки царской России, осуждал несправедливость и бесправие народа. Он писал о тяжких условиях труда рабочих, эксплуатации детей, отравлениях рабочих на предприятии резиновой мануфактуры в Петербурге, расстреле рабочих на Ленских приисках, об антинародной политике думских деятелей, о ненужности и ужасах Первой мировой войны и о многом другом. Хотя издательство имело проблемы, публикуя статьи Кирова, а на него самого заводились уголовные дела, «Терек» не закрывался, а неугодный власти автор продолжал работать. Газета была в то время очень популярна у оппозиционно настроенных граждан.

В августе 1911 года последовал четвертый арест Кирова – непосредственно в редакции газеты «Терек» – по делу о томской подпольной типографии. Однако уже в марте 1912 года Сергей Миронович был оправдан в связи с отсутствием доказательств.

Февральскую революцию 1917 года Киров, как многие в России, встретил с воодушевлением. В мае 1917 года он писал, что закончился «блестяще прошедший первый акт русской революции», и открывается огромное поле деятельности для укрепления завоеванных позиций. Но поле не открылось, Временное правительство отказалось решать поставленные перед ним исторические задачи. А после «Апрельских тезисов» Ленина большевики окончательно утратили доверие к Временному правительству и взялись сами решать вопросы, которые история поставила перед страной.

Затем наступил октябрь 1917 года, и вот тогда, на II Всероссийском съезде Советов, делегат Совета Владикавказа и Кабарды Сергей Миронович Киров впервые встретился с Лениным. Там же, на съезде, Киров в составе комиссии принял участие в решении одного из исторических вопросов по выработке декрета о земле.

Вернувшись во Владикавказ, Киров выступил с докладом о событиях в Петрограде. Делегат рассказал товарищам о предательстве Временного правительства, сдавшего Петроград, о создании для защиты Петрограда Временного революционного комитета. «Легкость, с которой пало Временное правительство, — говорил Киров, — доказывает, что оно сидело на песке, что в целом оно не имело перед собой определенных заданий, ибо каждому министру предоставлялось право делать все, что ему угодно». Киров считал необходимым донести до самого отдаленного аула вести о мире и земле. А Совет Владикавказа после доклада Кирова заявил о преданности «новому пролетарско-крестьянскому правительству, властно взявшему в свои руки дело прекращения войны, немедленного разрешения земельного вопроса, урегулирования производства и раскрепощения угнетенных народностей».

Разгоралась Гражданская война. В этот сложный для страны период Сергей Миронович сыграл ключевую политическую роль в организации Красной Армии на Северном Кавказе, а также в защите Астрахани.  В конце августа 1918 года со всех сторон белогвардейские генералы угрожали Советской республике. Наступали и английские империалисты, и белогвардейцы, деникинские и другие банды. Особо тяжелая обстановка в это время сложилась на Северном Кавказе. 11-я  Красная армия была почти разгромлена и разложена, не хватало ни вооружения, ни боеприпасов, денег тоже не хватало.

Киров дважды приезжал в Москву с целью получения оружия, боеприпасов, обмундирования и денег для защиты молодой Терской республики. Но возвращаясь с полными эшелонами, сталкивался с отрезавшими путь белоказачьими отрядами Шкуро и войсками Деникина. Не прорвавшись на занятый Деникиным Северный Кавказ, Киров вынужден был двинуться в Астрахань.

Именно тогда решался вопрос о переломе ситуации на фронтах Северного Кавказа и обороны важнейшего стратегического и экономического центра — города Астрахани. Падение Астрахани открыло бы интервентам путь на север. Свердлов писал Кирову в телеграмме: «Ввиду изменившихся условий предлагаем остаться в Астрахани, организовать оборону города и края». Киров прибыл в Астрахань в январе 1919 года.

Являясь членом Реввоенсовета 11-й армии, Сергей Миронович в короткий срок восстановил в Астрахани революционный порядок, очистил город и его окрестности от контрреволюционных элементов. Не досыпая ночей, проводя огромную организационную и воспитательную работу среди бойцов и командиров частей, Киров смог поднять боеспособность 11-й армии. Известно, что Сергей Миронович придавал огромное значение заботе о красноармейцах, помногу беседовал с ними, ободрял, поднимал среди них боевой, революционный дух и дисциплину. С неослабевающей энергией он организовывал силы для борьбы с белогвардейцами. «Помните, — говорил тогда Киров, — что наша Астрахань является воротами к богатым нефтью и хлебом местам. И пусть нас пугают мощью империалистов, пусть белогвардейцы отсюда, из самой Астрахани, бегут к англичанам, – назло и наперекор всему мы не отдадим никому Астраханского края».

На призывы Троцкого к эвакуации 11-й армии на север Киров гневно ответил: «Пока в Астраханском крае есть хоть один коммунист, устье реки Волги было, есть и будет советским».

По словам полковника И.Нефтерева, Киров, опираясь на директиву Ленина «Астрахань защищать до конца», продолжал укреплять оборону города. Дни и ночи астраханские коммунисты, рабочие и красноармейцы проводили на рытье окопов и строительстве укреплений.

В течение всего этого периода Киров настойчиво сплачивал трудящиеся массы вокруг коммунистической партии, быстро ликвидировал эвакуационные настроения и укреплял боевую мощь частей 11-й армии. Спустя годы участники тех событий все еще вспоминали выступления Кирова на митингах в Астрахани, поднявшие 11-ю армию в наступление на Юг. С этих выступлений начались ее победы на Кавказе.

Но будущие победы потребовали от Кирова проявления невероятного упорства в отчаянной ситуации. Отстояв Астрахань и укрепив 11-ю армию, Киров детально разработал план наступления. В ноябре он отдал приказ выступать, чтобы сломить ожесточенное сопротивление противника и отбросить его за Волгу.

Не выдержав стремительного удара частей Красной Армии, белые отступили с большими потерями. Киров так писал об этом Ленину: «Части XI армии спешат поделиться с вами революционной радостью по случаю полной ликвидации белого астраханского казачества. Свыше полугода назад по устью Волги и по побережью Каспия сбилось контрреволюционное казачество... оно представило весьма серьезную угрозу красной Астрахани и получило задачу запереть великую советскую реку и взять Астрахань. Нужно было положить раз и навсегда предел такой дерзости, и ныне это выполнено».

После победы в Астрахани Киров направляет 10 и 11-ю армии на освобождение Царицына. Деникинские войска, спасаясь от полного разгрома, бежали от Волги на юг и на Северный Кавказ. В феврале 1920 года 11-я армия, руководимая Кировым, освобождает Ставрополь. Не давая передышки отступающему противнику, кировские красноармейцы заняли Армавир, Пятигорск и другие города. И вот весь Северный Кавказ снова возвращен под красные знамена Советской Республики.

Так Красная Армия продвигалась к Азербайджану, находящемуся под тройным гнетом: англичан, турок, собственной буржуазии, беков и ханов. В апреле 1920 года части Красной Армии заняли столицу Азербайджана – Баку. Белогвардейцы были разбиты и уничтожены. И уже 5 мая в Азербайджане был принят декрет о национализации земли и конфискации всех бекско-ханских угодий, а 24 мая — о национализации предприятий нефтяной и в целом крупной промышленности. А части 11-й армии под руководством Сергея Мироновича Кирова завершили свой легендарный победный путь от Астрахани до Царицына и от Царицына до Баку, в котором не знали ни остановки, ни отступления.

По окончании гражданской войны партия направляет Кирова на партийную работу в город Баку, где он избирается секретарем Центрального комитета Компартии Азербайджана.

При непосредственном участии Кирова решались в Азербайджане вопросы развития культуры, образования, развернулось жилищное строительство, благоустройство рабочих поселков, открывались школы. Киров поддерживал идею создания Закавказской федерации на условиях равноправного объединения всех республик, считал важным не перегибать палку в сложнейших национальных отношениях.

Ответственные задачи, возложенные партией на Кирова по восстановлению нефтяной промышленности Азербайджана, поднятию сельского хозяйства республики, проведению ленинской национальной политики и укреплению единства крупнейшей организации Закавказья, оказались Кирову по плечу и были им решены.

«Там, где вчера были пустыни, необитаемые места,  – говорил Киров, – ныне воздвигаются гиганты индустрии... Мы за этот период времени сумели повернуть на новые, колхозные рельсы нашу деревню. Это огромное завоевание дало новое основание для еще более прочного утверждения союза рабочих и крестьян в нашей стране... Мы обязаны, товарищи, нашими победами тому, что мы имеем огромную Коммунистическую партию, в которой собрано все лучшее, все творческое и революционное из среды славного рабочего класса СССР».

В 1926 году, после XIV съезда партии, Киров был направлен главой партийной организации в Ленинград.  Работая на посту первого секретаря Ленинградского областного и городского комитетов ВКП(б), Киров противостоит «новой оппозиции», выступавшей против курса Сталина. В истории сохранились сведения о том, что Киров и Сталин, с давних пор бывшие соратниками, сохраняли между собой также устойчивые дружеские отношения. Так, на развороте подаренной однажды Кирову книги Сталин напишет: «Другу моему и брату любимому».

Отстаивая сталинский курс на сохранение единства партии, Киров противостоял объединенной оппозиции. В тот период Зиновьев и его сторонники объединились с Троцким, Шляпниковым, Лашевичем и другими партийными группами. Основой их объединения послужило неверие в ту генеральную линию на построение социализма в одной стране, которую проводил ЦК ВКП(б). Сергей Миронович тогда направлял свои усилия на укрепление партийной дисциплины, организованности и единства коммунистов Ленинградской губернии. На XV съезде Киров говорил об оппозиции: «Все, что путается под ногами, что колеблется и сомневается, должно быть оставлено в исторической пропасти, а нам с вами дорога только вперед и только к победам!»

В период борьбы с оппозицией проявилось великолепное ораторское искусство Кирова. Все, кто знал его, отмечали: он всегда выступал блестяще «без бумажки», высоко ценил шутку, умел удачно вставить в свою речь народную поговорку. В итоге Кирову удалось завоевать огромный авторитет в партийной организации города. Отстояв позиции в Ленинграде и добившись того, что революционный город принял его, Сергей Миронович затем успевал заниматься всем — от развития промышленности и науки до жилищно-бытовых вопросов.  Бывая на заводах, фабриках, стройках, Киров интенсивно общался с рабочими, техниками, инженерами. Он умел слушать их, завязывать с ними отношения, принимать их советы и замечания. Этому же он учил и других руководителей Ленинграда.

Задачи, стоящие в то время перед молодой советской республикой, Киров описывал в своей речи на торжественном заседании Ленсовета, посвященном десятилетию Октябрьской социалистической революции, 6 ноября 1927 года: «Мы, товарищи, строим наше общество не только так, чтобы умножать наши национальные богатства. Нет, перед нами стоят гораздо более сложные и серьезные задачи. Мы каждую минуту должны смотреть за тем, чтобы в этом умножении богатств все большую и большую роль играли те начала, ради которых мы поднимали великое Октябрьское знамя, те начала, которые называются социалистическими началами. И в области промышленности, и в области сельского хозяйства, и в области нашей торговли – во всех отраслях нашей работы мы ни на одну минуту не должны забывать и не забываем того, что мы не просто строим новое общество, но мы строим социалистическое общество, мы строим такое общество, где действительно будет настоящее царство свободного труда, где будет полное, настоящее равенство, где уничтожится без остатка все то, что называется неравенством между людьми».

Сергей Миронович Киров погиб 1 декабря 1934 года. Славная героическая жизнь Сергея Мироновича была прервана в полном расцвете его творческих сил. Максим Горький писал: «Убит прекрасный человек, один из лучших вождей партии, идеальный образец пролетария, мастера культуры. Всей душой разделяю горе партии, горе всех честных рабочих. …Я совершенно подавлен убийством Кирова, чувствую себя вдребезги разбитым и вообще – скверно. Очень я любил и уважал этого человека…»

Александр Григорьевич Дембо, доктор медицинских наук, профессор, ветеран партии, войны и труда, в то время был молодым врачом, работал в Ленинградской лечебной комиссии в больнице имени Свердлова. Он был свидетелем смерти Кирова и трагически переживал утрату. В 1988 году Александр Григорьевич писал о Кирове: «Для всех ленинградцев Сергей Миронович Киров был образцом настоящего коммуниста в самом высоком смысле этого слова, необыкновенно ярким человеком, пользовавшийся огромной любовью и уважением. Его смерть была большим ударом для всех нас, как смерть близкого и дорогого человека».

Специально для ИА "Красная весна"

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags


Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner